(Н. С. Ищенко) Взаимодействие субъектов межкультурной коммуникации разного уровня с европейской цивилизацией

В эпоху Великих географических открытий формируется связность человечества как единого целого. Происходит это во всех сферах общественной жизни, начиная с транспорта и заканчивая информацией. Впервые за всю свою историю разные народы и локальные общности встраиваются в той или иной степени в единую систему экономических, политических и культурных взаимоотношений. Европейская цивилизация взаимодействует с культурными субъектами различного уровня. Анализ результатов этого взаимодействия в зависимости от уровня его субъекта является предметом данной статьи.

Актуальность вопросов межкультурного взаимодействия приводит к бурному росту данной сферы научного знания и в силу этого – к проблематизации используемых в ней научных понятий. Большая часть терминов многозначны, меняются и уточняются в настоящее время в ходе научной работы. Поэтому в начале исследования необходимо определиться с терминологией, которая будет описывать интересующие нас процессы.

Термин «культура» был введен в научный оборот в 1971 г. английским этнографом и антропологом Э. Тайлором (1832 – 1917) [18, с. 150]. На данный момент существует более пятисот определений культуры, и их количество продолжает расти. В данной статье мы будем рассматривать культуру как любой вид социального взаимодействия и возникшие в связи с этим правила поведения, нормы и ценности [11]. Предметом анализа может стать культура дворянская, крестьянская, городская, национальная, первобытная и т. д. В современном мире любая профессионально, политически и эстетически оформленная общность продуцирует собственную культуру. Современный российский социолог А. Дугин определяет общество как то целое, дробление которого в пределе дает индивида [7, с. 25]. Такая предельно большая общность носит название социокультурной системы. Соответственно, основным типом культуры является культура общества в целом, народа, локальной цивилизации.

Взаимоотношения между по меньшей мере двумя разными культурами рассматриваются как взаимодействие культур [3]. Решающую роль при этом играют те процессы, которые происходят в исследуемых культурах в результате взаимодействия. Такими процессами могут быть изменения областей деятельности, ценностей, культурных практик в некотором обществе под влиянием внешнего импульса.

Важной разновидностью взаимодействия культур является коммуникация. Субъекты коммуникации могут иметь общую культурную идентичность, а могут принадлежать к разным культурам. Общение между носителями разных культур, взятое в аспекте его информационного содержания, называется межкультурной коммуникацией [12, c. 916].

В современной науке понятие информации является дискуссионным. Современный философ Е. Васмут, развивающий неотомистские идеи, трактуют информацию как базисное онтическое свойство Вселенной, которое существует вечно, не подчиняется законам, установленным для материального и идеального, и составляет третий мир с собственным отнологическим статусом [13, с. 8]. Другие европейские мыслители, например Ж. Делез, определяют информацию как «несуществующую сущность» [6], которая полностью конвенциональна и не имеет никакой онтической референции. Между этими двумя крайними позициями располагается весь спектр теорий, осмысляющих информацию как бытийное, культурное, общественное и естественнонаучное явление. В данной статье под информацией понимается исторически конкретный технологический способ целесообразного управления знаниями и смыслами [5].

Информационный подход определения качества межкультурной коммуникации основан на выделении трех типов факторов:

1) характеристики коммуникаторов;

2) предмет коммуникации;

3) структура коммуникационного процесса [12, c. 917].

Самая важная характеристика коммуникатора – тип носителя культуры, который определяется уровнем субъекта межкультурной коммуникации. Уровень субъекта может изменяться от  индивида до социокультурной системы (общества в целом). В первом случае рассматривается межличностное общение, в последнем – масштабные исторические процессы культурного обмена между разными социокультурными системами [17]. В пределах этой шкалы располагаются все случаи межкультурной коммуникации, с которыми имеют дело исследователи. В межличностных коммуникативных процессах развитие коммуникации зависит от индивидуальных характеристик личности. В межгрупповых коммуникативных процессах особенности коммуникации строго определены групповой принадлежностью личности, индивидуальные вариации групповой эстетической или ценностной нормы нивелируются [15, c. 186].

Предметом межкультурной коммуникации являются продукты культуры, которые также называются культурными фактами. Культурные факты создаются в процессе развития любой культуры и делятся на артефакты, являющиеся материальным продуктом человеческой деятельности, и ментифакты – ценности, цели, когнитивные модели, технологии, нормативные образования и т. д. [16, c. 350]. Хотя артефакты являются объективированными идеями, то есть предметом культурного обмена может быть их информационная составляющая, в первую очередь предметом межкультурной коммуникации являются ментифакты и их системы, которые нужно рассмотреть с точки зрения функционирования ментальности.

Понятие ментальности сформировалось на основе идей французского социолога XIX – XX веков Э. Дюркгейма, который считал, что состояние общества, его морфология, институты, способы организации зависят от коллективного сознания [8, с. 193 – 194].

Развивая идеи Дюркгейма, французские историки в середине XX века ввели в научный оборот понятие ментальности. Люсьен Февр, один из основателей школы «Новых Анналов», описывает ментальность как мыслительные привычки, установки, навыки восприятия и эмоциональной жизни, которые наследуются людьми от прошлых эпох независимо от их личного опыта [4, с. 18], то есть в терминологии современной социокультурной антропологии – как ментифакты.

Таким образом, ментальность можно рассматривать как систему ментифактов, которая сформирована некоторым обществом, сохраняется в данном обществе и передается другим обществам, а также является основой формирования культурной или цивилизационной идентичности [10].

Цивилизационная идентичность понимается современными исследователями как сложная многокомпонентная система, состоящая из групповых идентичностей разного уровня (профессиональная, этническая, конфессиональная и т. д.) [9, с. 174]. Каждая такая составляющая формирует собственную идентичность, ансамбль которых представляет собой идентичность цивилизационную.

Процесс обмена ментифактами составляет суть межкультурной коммуникации на уровне цивилизаций. Предметом межкультурной коммуникации в этом случае являются системы идей, которые структурируются как идеологические, религиозные, эстетические, аксиологические концепции.

Структура коммуникационного процесса проявляется в виде коммуникативной ситуации, а также пространственных и временных рамок информационного взаимодействия [12, с. 917]. Коммуникативная ситуация характеризуется симметричностью или асимметричностью коммуникации, случайностью или направленностью её инициирования [Там же, с. 918].

Симметричность коммуникации выражается во взаимодействии, обмене культурными элементами между двумя культурами, в то время как асимметричность – это движение в одну сторону, когда только одна из культур насыщается новыми элементами, а другая полностью блокирует всякое культурное влияние извне.

Случайные коммуникации возникают спонтанно, в то время как направленные коммуникации планируются, осуществляются специальными организациями и общественными структурами, как инициативными, так и государственными.

Характерной чертой культурного взаимодействия, в котором участвует европейская культура, является его асимметричность. Главный импульс формированию единого человечества как культурного целого дала европейская культура Нового времени, и осуществляется эта связность как вестернизация. Это значит, что культура Запада, Европы и Америки находится в неравном положении с остальными культурами человечества, и все прочие культуры локальных цивилизаций должны в той или иной степени определяться по отношению к культуре западной. Как полное приятие этой культуры, так и ее отторжение равно являются формами асимметричного культурного взаимодействия.

Рассмотренная ситуация приводит к тому, что не может быть и речи о случайности культурных контактов в случае западной культуры. Колониализм, неоколониализм, глобализм характеризуются насильственным включением разных народов и культур в сферу влияния западной культуры. Примерами последнего является уничтожение и ассимиляция коренного населения Нового Света, слом изоляции Японии под угрозой применения военной силы в 1854 г., бомбардировки Ливии в 2011 г. Как следствие такой политики межкультурная коммуникация носит направленный и неслучайный характер.

Хронологические рамки коммуникации в случае социокультурных систем довольно велики. Коллективное сознание меняется медленно, изменения могут быть заметны на длительном промежутке времени, то есть взаимодействие культур представляет собой крупномасштабный процесс, измеряемый как минимум несколькими десятилетиями [3].

Рассмотрим все три типа факторов в случае межкультурной коммуникации, одним из субъектов которой является европейская цивилизация Нового времени. В одном случае вторым коммуникатором будет субъект более низкого уровня, в другом это будет социокультурная система того же ранга, что и европейская цивилизация.

В работах американских и британских антропологов XX века собран богатый материал по межкультурному взаимодействию европейской цивилизации и разнообразных первобытных обществ. Для решения нашей первой задачи остановимся на трудах американского антрополога М. Дж. Херсковица.

Мелвилл Джин Херсковиц (1895 – 1963) исследовал культурное взаимодействие под названием аккультурации [14, с. 886]. Херсковиц является одним из трех авторов знаменитого меморандума «Схема для изучения аккультурации», который был опубликован в 1935 г. в журнале «Man» и в 1936 г. в журнале «American Anthropologist» [Там же, с. 887] и оказал решающее влияние на исследования культурного взаимодействия в XX веке.

В меморандуме аккультурация определяется как явления, возникающие, когда группы, принадлежащие к разным культурам, входят в непосредственный контакт, в результате чего происходят изменения в культурных паттернах одной или обеих групп [2, с. 149]. В последующих работах Херсковиц старается расширить понятие аккультурации: в 1937 г. он предложил заменить «группы индивидов» на «культуры» («Значение изучения аккультурации для антропологии»), в 1941 г. – включить в рассмотрение те случаи, когда культурный контакт осуществляется по литературным каналам, и не целой группой, а одним из сегментов группы («Некоторые комментарии по поводу изучения культурного контакта») [14, с. 888].

Таким образом, межкультурную коммуникацию можно рассматривать как информационный аспект аккультурации в терминологии Херсковица.

Уровень коммуникаторов в тех случаях, которые рассматривает Херсковиц, отличаются. С одной стороны выступает европейская цивилизация, имеющая государственные и экономические структуры, а также полное военное преимущество. Эта цивилизация индивидуализируется в виде разных групп, которые непосредственно осуществляют взаимодействие. Другой стороной взаимодействия были в лучшем случае части негритянских племен, не имеющие своего государства, разрозненные, навсегда оторванные от родины, вынужденные выживать в агрессивном инокультурном окружении, которое нередко ставило себе целью уничтожение негритянской культуры.

Предметом коммуникации в этом случае является европейская ментальность, выраженная в европейской религии, идеологии, образе жизни, экономическом и политическом строе.

Определяющим фактором в структуре коммуникационного процесса является его асимметричность и направленность её инициирования.

Пространственные рамки коммуникации – Новый Свет, как территория США, так и страны католической зоны колонизации, лежащие по берегам Карибского моря [1, с. 110].

Хронологические рамки коммуникации – несколько столетий. Исследователь приводит данные, начиная с XVIII века и вплоть до начала XX.

Для анализа результатов аккультурации Херсковиц водит понятие культурного фокуса [14, с. 889]. Элементы культурного фокуса при спонтанных и направленных межкультурных коммуникациях сохраняются дольше всего, культура сопротивляется их уничтожению всеми силами [1, с. 136].

Антрополог справедливо указывает, что «негритянские формы технологии, экономической жизни и политической организации имели относительно незначительные шансы сохраниться. Посудой, одеждой и едой рабов снабжали их хозяева, и естественно, что это были вещи, которые легче всего достать и дешевле обеспечить; с другой стороны, это были те вещи, к которым были привычны сами рабовладельцы. Таким образом, негритянские ниспадающие одеяния были заменены сшитой одеждой, хоть и поношенной; мотыги с широкими лезвиями и короткими рукоятками уступили место инвентарю из Европы, с узкими лезвиями и длинными ручками; такие техники, как ткачество, выделка железа и резьба по дереву, были практически полностью утрачены» (перевод наш. – Н. И.) [Там же, с. 136 – 137].

Наряду с этим Херсковиц указывает те культурные элементы, которые сохранились лучше всего в условиях длительного рабства. Это танцы, песни, рассказывание сказок [Там же, с. 132], моторика движений при исполнении негритянских танцев, сладкоречивая вежливость [Там же, с. 141], религиозные культы [Там же, с. 124].

Можно сделать вывод, что сохранившиеся в ходе длительной асимметричной коммуникации фокальные элементы негритянской культуры являются достаточными для воспроизводства культурной идентичности.

Перейдем к рассмотрению культурного взаимодействия европейской и русской цивилизаций.

При межкультурной коммуникации цивилизаций уровень коммуникатора – наивысший тип социальной общности, социокультурная система в целом.

Предметом коммуникации являются системы ментифактов, созданные на основе европейского менталитета.

Межкультурная коммуникация этих двух цивилизаций, как и в первом случае, проходит в горизонте вестернизации, то есть характеризуется асимметричностью и направленностью со стороны европейской цивилизации.

Пространственные рамки коммуникации определяются географическими границами России, но в последние триста лет растёт роль не географических, а культурных границ. Инокультурные вкрапления могут существовать и внутри российской территории, в первую очередь в больших городах.

Хронологические рамки межкультурной коммуникации очень велики. Россия и Европа взаимодействуют всю историю России. Проследить это взаимодействие можно от Крещения Руси и ранее. Однако можно получить интересные результаты, даже если ограничиться Новым временем, когда началась активная европейская экспансия, и проследить изменения до настоящего времени.

По результатам культурного взаимодействия в течение последних пяти столетий можно выделить следующие сохранившиеся элементы: религия, язык, фольклор, некоторые особенности государственного устройства, некоторые ментальные структуры, которые должны стать предметом дальнейших исследований.

Согласно работам Херсковица, в культурный фокус попадают танцы, песни, некоторые практики межличностного общения. Многочисленные примеры изменения таких культурных элементов в русской цивилизации дает советский период истории. В это время изменился экономический строй, кардинально поменялись практики общения, воспитания, образования, расширился ареал прежде существовавших профессий, возникло множество новых. Все эти процессы сопровождались становлением новых культурных идентичностей разного уровня. Некоторые идентичности, сформированные в прежней России, были полностью заменены на другие или исчезли в структуре общественного сознания. Полностью сменилась одежда, музыка, танцы. В то же время общецивилизационная идентичность сохранилась. Таким образом, история русской цивилизации показывает, что фокальные для субъектов низшего уровня культурные элементы могут исчезнуть или маргинализоваться при сохранении цивилизационной идентичности. В культурный фокус русской цивилизации попадают другие культурные элементы и системы ментифактов.

Таким образом, у культурных субъектов разного уровня в культурном фокусе оказываются принципиально разные культурные элементы. Цивилизация как социокультурная система большей сложности, чем племя или этнос, оказывается более устойчивой в культурном взаимодействии и может сохраниться, сменив целый ряд идентичностей, потери которых не переживет общность более низкого уровня.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Herskovits M. J. The Myth of the Negro Past [Электронный ресурс] / M. J. Herskovits. – New York : London : Harper Brothers Publishers, 1941. – Режим доступа:

http://freemanual.download/book/The%20Myth%20of%20the%20Negro%20Past%20.pdf

  1. Redfield R. Outline for the Study of Acculturation [Электронный ресурс] / R. Redfield, R. Linton, M. J. Herskovits // American Anthropologist. – 1936. – Vol. 38. – P. 149. – Режим доступа:

http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1525/aa.1936.38.1.02a00330/pdf

  1. Аванесова Г. А. Взаимодействие культур [Электронный ресурс] / Г. А. Аванесова // Культурология. XX век : энциклопедия : в 2 т. – СПб. : Университ. книга : ООО «Алетейя», 1998. –  Т. 1. – 447 с. – Режим доступа :

http://www.psylib.org.ua/books/levit01/txt020.htm

  1. Васильева Г. М. История европейской ментальности : учеб. пособие / Г. М. Васильева. – Новосибирск : НГУЭУ, 2011. – 228 с.
  2. Воеводин А. П. Информация и смысл [Электронный ресурс] / А. П. Воеводин // Теrrа культура. – 2016. – № 2 – Режим доступа : http://terra.lgaki.info/socium/informatsiya-i-smyisl.html
  1. Делез Ж. Логика смысла : пер. с фр. / Ж. Делез ; Фуко М. Theatrum philosophicum : пер. с фр. / М. Фуко. – М. : Раритет ; Екатеринбург : Деловая книга, 1998. – 480 с.
  2. Дугин А. Г. Социология воображения. Введение в структурную социологию / А. Г. Дугин. – М. : Академ. Проект ; Трикста, 2010. – 564 с. – (Технологии социологии).
  3. Дюркгейм Э. Элементарные формы религиозной жизни [Электронный ресурс] / Э. Дюркгейм // Религия. Наука. Классики мирового религиоведения : антология / пер. с англ., нем., фр., сост. и общ. ред. А. Н. Красникова. – М. : Канон+, 1998. – 432 с. – (История философии в памятниках). – Режим доступа :

https://vk.com/doc4622360_437268157?hash=f63ce16e99916cd979&dl=0072ea655046892436

  1. Жаде З. А. Проблема идентичности в современных социальных теориях [Электронный ресурс] / З. А. Жаде // Философия и общество. – 2007. – № 2. – С. 173 – 184. – Режим доступа : http://www.socionauki.ru/journal/files/fio/2007_2/173-185.pdf
  1. Ищенко Н. С. Возможности лингвистического анализа для выявления деструктивной идеологии малых групп / Н. С. Ищенко // Духовность и ментальность: экология языка и культуры на рубеже XX – XXI веков : материалы Междунар. науч.-практ. очно-заоч. конф. (в печати).
  2. Ищенко Н. С. Унификация иерархичности как ключевой аспект современной коммуникации в сети [Электронный ресурс] / Н. С. Ищенко // Электронное информационное пространство для науки, образования, культуры : материалы IV Всерос. науч.-практ. конф. – Режим доступа : http://ogiik.forum24.ru/?1-3-15-00000031-000-0-0-1480530195
  1. Климов А. Г. Межкультурная коммуникация / А. Г. Климов // Cоциокультурная антропология: История, теория и методология : энцикл. словарь / под ред. Ю. М. Резника. – М. : Академ. Проект ; Культура, 2011. – С. 916 – 923.
  2. Колычев П. М. Релятивная теория информации [Электронный ресурс] / П. М. Колычев. – СПб. : СПбГУИТМО, 2009. – 96 с. – Режим доступа : http://books.ifmo.ru/file/pdf/448.pdf.
  1. Николаев В. Г. Аккультурация / В. Г. Николаев // Cоциокультурная антропология: История, теория и методология : энцикл. словарь / под ред. Ю. М. Резника. – М. : Академ. Проект ; Культура, 2011. – С. 886 – 896.
  2. Орлова Э. А. Культурная (социальная) антропология : учеб. пособие для вузов / Э. А. Орлова. – М. : Академ. Проект, 2004. – 480 с.
  3. Резник Ю. М. Культурная (социальная) антропология: предмет и теоретические основания / Ю. М. Резник // Энциклопедический словарь. – М. : Академ. Проект ; Культура ; Киров : Константа, 2012. – С. 345 – 362.
  4. Сорокин П. А. Социокультурная динамика и эволюционизм / П. А. Сорокин // Американская социологическая мысль. – М. : Изд-во МУБиУ, 1996. – С. 372 – 392.
  5. Ушканова Р. Д. Логико-семантический анализ аккультурации [Электронный ресурс] / Р. Д. Ушканова // Вестн. ЯГУ. – 2010. – Т. 7. – № 1. – С. 149 – 153. – Режим доступа : http://cyberleninka.ru/article/n/logiko-semanticheskiyanaliz-akkulturatsii.pdf

ИЩЕНКО Н. С. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СУБЪЕКТОВ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ РАЗНОГО УРОВНЯ С ЕВРОПЕЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ 

В статье сравниваются результаты межкультурного взаимодействия европейской цивилизации с носителями культуры разного уровня: с первобытными племенами и с русской цивилизацией в целом. Для анализа межкультурной коммуникации с неграми-рабами Нового Cвета используются работы М. Дж. Херсковица.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, аккультурация, межкультурное взаимодействие, американская антропология, Херсковиц.

ISHCHENKO N. S. INTERACTION OF THE CROSS CULTURAL COMMUNICATION SUBJECTS OF THE DIFFERENT LEVEL WITH EUROPEAN CIVILIZATION

The article deals with the comparison of the results of cross cultural interaction between European civilization and culture subjects of different levels, such as primitive tribes and Russian civilization. M. J. Herskovits’s ideas are used to analyze the cross cultural communication with Negro slaves in the New World.

Key words: cross cultural communication, acculturation, cross cultural interaction, American anthropology, Herskovits.